Ударники воспитательного процесса, очередь за стаканом воды просьба не занимать

Ударники воспитательного процесса, очередь за стаканом воды просьба не занимать

Ударники воспитательного процесса, очередь за стаканом воды просьба не занимать - Ударники воспитательного процесса, очередь за стаканом воды просьба не занимать
Как там приговаривали: завести ребенка, чтобы в старости было кому стакан воды подать? В смысле: чтобы кто-то подал? Или все-таки: кому – то есть, чтобы родитель дожил до этого светлого события? И до сих пор такая присказка в ходу? Или детей рожают и ставят на ноги уже без подобной программы-максимум? Зато страх «эдипа» бессознательно процветает, иначе зачем родителям подавлять собственных детей всеми возможными способами? Причем страх есть и у отцов, и у матерей. Каждый старается перетянуть ребенка на свою сторону (естественно, в конфликтных семьях, хотя есть ли сейчас неконфликтные?), но делает это, как правило, силой. Не думая о своей старческой беспомощности. Недальновидно, конечно. Но это еще и от неграмотности, неопытности, глупости да и просто нелюбви (если рожают случайно или корысти ради, не важно, что стимулирует – материнское пособие или расчет на замужество).

И вот уже пользователи интернета при поиске порнографии на одно из первых мест ставят наказание. Ремень как метод воспитания практикуют многие современные родители. Вряд ли они знакомы с замечанием Аристотеля о том, что гомосексуализм особенно распространен среди тех, кто был «оскорблен в детстве». Выходит, прав и английский писатель Хью Уолпол: «трагедия детства в том, что его катастрофы вечны»? Безобидные шлепки по попе или порка могут сформировать сексуальный сценарий будущего садиста, мазохиста, гомосексуалиста, педофила? Вот что думает об этом Татьяна Зайчук, психоаналитик, кандидат психологических наук.

– Жан-Жак Руссо в «Исповеди» описывает, как порка вызвала у него сексуальное возбуждение. Философ считает, что ключевым событием его психосексуальной биографии стало именно наказание в 8-летнем возрасте воспитательницей. Причем оказалось достаточно двух небольших порок, которые сформировали у Руссо две страсти – эксгибиционизм и мазохизм.
– Русская литература тоже описывала подобные опыты – роман Льва Толстого «После бала» или роман Федора Соллогуба «Мелкий бес», главный герой которого учитель – типичный садист, получающий удовольствие от телесного наказания мальчиков-гимназистов.

– Но это уже взрослые проявления неправильно воспитанных мальчиков?
– Несомненно. И те и другие описания в романах связаны с детским опытом, включая телесные наказания. Наказание или зрелище телесных наказаний вызывает у ребенка первые порывы полового влечения. Хотя сексуальные истории у каждого индивидуальны. По мнению Фрейда, все сексуальные вариации коренятся в особенностях детского развития и представляют собой остановку или возвращение к пройденным этапам. Как формирование садизма и мазохизма, так и гомосексуальности.

– Руссо начал «сексуально отклоняться» в 8 лет. Так с какого возраста наступает риск?
– С любого возраста не стоит этого делать. Даже редкие шлепки повышают агрессивность у ребенка. Установлено, что у матерей, которые шлепали трехлетних детей чаще двух раз в месяц, к 5 годам те выросли более агрессивными. Если оба родителя придерживаются жесткого стиля воспитания, агрессивность ребенка возрастает. Главное, что вернуть вспять упущенное практически невозможно. Если мать оставляет ребенка до года одного, то она не сможет компенсировать свое отсутствие избытком внимания к нему в другое время. Дело в том, что устойчивая привязанность ребенка к взрослым формируется приблизительно к 7 - 8 месяцам. Способы общения ребенка первого года жизни с окружающими ограничены. Поэтому плач при отсутствии кого-либо из членов семьи свидетельствует о привязанности малыша к этому лицу, так как контакт именно с ним дает ему чувство безопасности.
В период от одного года до трех лет ребенок уже способен независимо существовать. В частности, он учится самостоятельно есть и одеваться. Эмоционально отверженные дети проявляют тревогу громким и продолжительным плачем. Это способ обратить на себя внимание. А вот от трех до шести лет ребенок исследует окружающий мир, усваивает границы допустимого поведения. Понимает, что их нарушение может стать причиной наказания.

– Татьяна Александровна, а как телесные наказания детей влияют на формирование их сексуальных потребностей?
– К примеру, мазохист ожидает удовольствия как чего-то такого, что, по сути, является бонусом за боль. То есть, в конце концов, она приносит физическое и моральное удовольствие. Это результат детской сексуальной травмы. В основе которой – насилие. Не обязательно физическое, но обязательно психологическое. Оно может происходить как внутри семьи, так и в различных учреждениях – в детских домах, кадетских корпусах, элитных школах. Но наиболее драматичная форма насилия над ребенком – внутрисемейная. Ребенок находится в замкнутом пространстве, нет возможностей изменить ситуацию, которая калечит психику и лишает возможности стать полноценной личностью в дальнейшем. Поймите: любое физическое насилие независимо от тяжести всегда ограничивает свободу, навязывает чужую волю. Телесные наказания в дальнейшем проявляются заниженной самооценкой в будущем.

Ударники воспитательного процесса, очередь за стаканом воды просьба не занимать– Вот почему автор бестселлера «Голая обезьяна» британский зоолог Десмонд Моррис позу наказания детей по аналогии с позами животных назвал подчинением.
 – Кстати, насилие над детьми является исключительно человеческой проблемой. Стоит ли добиваться безукоризненного послушания и покорности? Не исключено, что во взрослой жизни такой мальчик будет способен на сильные чувства только к той, которая станет его унижать. Уже сегодня около 80 % мужчин имеет мазохистские или садомазохистские фантазии и при благоприятных условиях может их реализовать. Причина этого – детские унижения и боли, которые причиняла сильная и властная мать. В их подсознании унижение ассоциируется с ощущением родительской заботы и справедливости наказания. Ведь после экзекуции сердобольная мама жалела и целовала провинившегося сына. А это уже приятное чувство, не правда ли?
Девушки, которых часто наказывали ремнем, зачастую выбирают в мужья жестокого мужчину. Такие жены чаще всего становятся жертвами насильников. Либо такие девушки выбирают образ легкого поведения. Они привыкли терпеть насилие и неуважительное отношение к себе. Если в детстве воспитание шло по принципу давления, подчинения, то неудивительно, что взрослый мужчина делается зависимым от коллективного мнения, а зрелая, дееспособная женщина – от материально обеспечивающего ее мужа. Мазохист всегда получает удовольствие от того, что его принуждают. Для людей, впоследствии становящихся объектами сексуальных манипуляций, характерна застенчивость. Ведь с детства человек растет неуверенным в себе, с ощущением, что завтра ему будет хуже, чем сегодня и вчера.

– Вы подчеркнули, что большинство мужчин склонно к садомазохизму при благоприятных для них обстоятельствах. Если они его не находят в сексе, может, тогда удовлетворяются наказанием собственных детей?
– К сожалению, так и происходит. Физическое наказание – процесс интимный. Телесное наказание ребенка очень часто, осознанно или неосознанно, – средство сексуального удовлетворения взрослого, разрядки его сексуальной напряженности. У ребенка же телесные наказания порождают зависимость и беззащитность, которые усиливаются унизительным оголением. Ягодицы, по которым чаще всего бьют детей, расположены близко к гениталиям. Эмоциональное возбуждение в сочетании с чувством стыда часто вызывает у детей эротические переживания. А это опасно.

– Насколько?
– Замкнутостью, уходом в себя, неумением контактировать с окружающими, предпочтением одиночества. С половой зрелостью у многих из них появляется навязчивое желание демонстрировать свои половые органы. В сочетании со страхом наказания эксгибиционисты получают особое ощущение оргазма. Или другой вариант: пассивный садизм. Человек сознательно уклоняется от тех ласк, которых ожидает партнер, с целью добиться у него чувства психического дискомфорта, разочарования. Противоположный этому – агрессивный садизм. Садистские наклонности возникают у тех, кто имел травмы в воспитании до 3-летнего возраста. Вследствие чего сформировался комплекс неполноценности, и садизм выступил здесь в роли защитно-компенсаторного механизма. Испытанное чувство слабости и беззащитности перед неотвратимым наказанием в детстве дало толчок сильному эмоциональному всплеску, определив будущий сексуальный сценарий. Фрейд называл мазохизм садизмом, направленным на самого себя. Недаром один из синонимов мазохизма носит название «страдальчество».

alt– Так как же правильно наказывать ребенка, если он серьезно провинился?
– Когда ребенка бьют, то нарушают его внутренний мир. Примечательно, что каждый третий родитель из числа тех, кто в детстве подвергался жестокому обращению, жестоко обращается и с собственными детьми. Особенно это характерно для молодых матерей, не имеющих навыков по уходу за ребенком, которые в собственной семье воспитывались в условиях недостатка любви и внимания. Высок риск насилия над ребенком и у тех матерей, для которых беременность и рождение ребенка были средством вступления в брак или сохранения распадающейся семьи. Однако их надежды на замужество не оправдались или муж оставил их во время беременности, или в первые месяцы после родов. И наказание ребенка – своеобразная месть прошлому, несбывшимся надеждам.

– Что значит жестокое обращение с детьми?
– Когда насилие совершается родителями, близкими родственниками или опекунами, воспитателями интернатов. Людьми, которые пользуются безоговорочным авторитетом. Ребенок доверяет им, любит их.
Традиционно жестокое обращение с детьми подразделяется на физическое, психическое и сексуальное насилие, а также пренебрежение основными потребностями ребенка. Зачастую жестокое обращение – это своеобразный механизм социальной передачи агрессии из поколения в поколение. На протяжении всей жизни эта агрессия ищет выход и рано или поздно его находит. Мало ли мы встречаем в жизни жестких, озлобленных, безжалостных людей?
{xtypo_quote} Из записок психоаналитика:
А ремнем так больноооо!!! Я бы и не представляла себе, как это больно может быть!!! Это прямо шок для меня был. Я, наверно, почти сразу орать начала. Я знала, что некоторых ремнем наказывают, но никогда не думала, что это так ужасно!!! Больноооооо!!!!!!!! Я вцепилась во что-то и орала! Орала как резаная. Ремешок опустился на попу не меньше, чем 10 - 15 раз {/xtypo_quote}
– Может, наказание болью – это человеческий опыт, предостережение от ошибок? Ведь даже хищники своих детенышей специально учат агрессии, чтобы те не стали жертвами более сильных или хитрых особей.
– Конечно, ребенка надо учить, воспитывать. Ведь его действия вследствие ограниченности знаний о мире могут представлять опасность для него самого и окружающих. Задача взрослых, прежде всего родителей, обеспечить баланс между инициативой ребенка, безопасностью и уважением прав окружающих.
Кстати, представления о необходимости гуманного обращения с детьми возникли в XVIII веке. До этого времени высокая рождаемость приводила к тому, что детоубийство не осуждалось. Дети в момент рождения не получали право на жизнь. Это право даровалось им в результате ритуала, когда отец признавал ребенка своим. Чаще всего признанию предшествовало испытание его жизнеспособности, в результате которой слабые дети погибали. Получение ребенком имени – другой способ подтверждения его права на существование. Согласно христианским представлениям ребенок должен пройти обряд крещения и получения имени, чтобы его душа могла отойти на небеса. Некрещеных детей хоронили за оградой кладбищ как самоубийц и животных.

– Ветхий Завет осуждает родителей, которые не наказывают своих детей.
– В Ветхом Завете достаточно утверждений, что ребенка надо наказывать строго, даже жестоко. Если не наказывать, он не вырастет хорошим. Таков основной постулат. Церковь того времени не заморачивалась по поводу того, что при подобном воспитании ребенок воспринимает мир как враждебный и ненадежный. Увы, но и поныне не религиозное, а вполне светское общество рассматривает телесные наказания как право родителей.
{xtypo_quote} Из записок психоаналитика:
Я иногда ставлю ногу на что-нибудь высокое и кладу племянника на ногу. Силу, конечно, соизмеряю, и слишком больно никогда не сделаю, но бью ощутимо, чтобы знал, кто главный…
…Знаете, что я могу вам посоветовать?! Вы можете почитать Библию. Там тоже рассматривается вопрос телесного наказания. И я знаю, что это приветствуется {/xtypo_quote}
– Но все-таки, если ребенок сделал что-то ужасное, как до него донести, что так нельзя, ведь шлепок – это коротко и ясно?
– Если ребенок ранимый, остро чувствующий родительское недовольство, то ему достаточно слов. Травмирование такого ребенка впоследствии может вылиться в сексуальные отклонения. Если у ребенка крепкие нервы, то он, скорее всего, озлобится. Перенесенное в детстве жестокое обращение отмечается у значительной части взрослых преступников. Когда родитель бьет ребенка, он рушит его доверие к себе и подрывает способность верить окружающим. Ребенок чувствует себя недостаточно любимым, ведет себя все хуже и хуже, за что получает новые шлепки. Тем самым укореняется мысль: бить и унижать слабого можно.
{xtypo_quote} Из записок психоаналитика:
Просто взял да ремнём кожаным с бляшкой бил-бил до тех пор, пока не уставал. Я сопротивлялся, плакал…» {/xtypo_quote}
– А если родитель не сдержался и поднял руку?
– Если экстренно наказали ребенка, то извинитесь, объясните, что не сдержались. Если же проступок ребенка был серьезным, то позже, когда пройдет аффект и все успокоятся, необходим разговор. Если увлечься ремнем, быстро и эффективно действующим на ребенка, в конце концов, получается иной результат. При этом есть неписаные правила, что нельзя наказывать ребенка, когда он болен, когда ест, после сна и перед ним, во время игры или учебы, когда у него что-то не получается.

– Но на капризы и непослушание реагировать надо? В два года сложно представить беседу с ребенком.
– Нужно быть готовым, что уже между 12 и 18 месяцами жизни ребенок часто становится упрямым, капризным и непослушным. И это абсолютно нормально. Дело в том, что именно в этом возрасте малыш начинает осознавать себя как личность, понимать значение слов «нет», «нельзя», «не хочу», «не буду». И начинает их использовать. В 2 – 4 года наступает кризис, сравнимый с подростковым. Ребенок пытается почувствовать себя самостоятельной личностью и отстаивает свои права. Хотя еще не умеет передавать чувства словами. В результате капризничает, не слушает родителей. Однако с наказаниями детей этого возраста нужно быть особенно аккуратными. Наказание не должно ущемлять свободу и уж тем более достоинство. В 5–6 лет ребенок выдумывает и фантазирует. А родители воспринимают это за ложь и наказывают. Не стоит этого делать. Ведь, не фантазируя, ребенок никогда не научится образно мыслить. 12–14 лет – сложный период взросления. Помимо внутренних конфликтов ребенок сталкивается с гормональной перестройкой организма, которая ни в коей мере не облегчает жизнь.

Ударники воспитательного процесса, очередь за стаканом воды просьба не заниматьКроме возрастных особенностей родители должны помнить, что ребенок – это не их собственность, не бесправный раб, а неприкосновенная, автономная личность. Нужно уважать его телесную неприкосновенность. Поставить себя на место этого сначала маленького комочка, потом активно интересующегося малыша, взрослеющего подростка. Поразмыслить, почему он ведет себя вызывающе, из-за чего плачет. Как только ребенок закапризничает, обнимите его, постарайтесь отвлечь, но ничем не вознаграждайте, не подкупайте. Если не удалось успокоить, оставьте его, не обращайте на него внимания, дайте ему отвести душу. Если ребенок капризничает в многолюдном месте, выйдите с ним и пусть он поплачет на воле сколько душе угодно. Когда угомонится, ласково расскажите ему, как вас огорчило, что он так себя вел. Скажите, что все равно любите его и уверены, что он больше не станет вести себя плохо, даже если что-то будет не так, как ему хочется. Поменьше устанавливайте запретов и побольше проявляйте тепла, терпения и снисходительности.

– Татьяна Александровна, в процессе нашей беседы я все услышанное переношу на себя. Меня в детстве родители изредка били. Было больно. Но меня не тянет к сексуальным отклонениям. Правда, свою дочь несколько раз наказывала ремнем. Сейчас испытываю стыд и растерянность: зачем я это делала?
– Каждый ребенок – индивидуальность. Поэтому трудно сказать, как малыш переживет то или иное наказание. Не обязательно повторять опыт Руссо или учителя гимназии из романа Соллогуба. Это может проявляться в повышенной склонности к суициду, расстройстве приема пищи, алкоголизме, наркомании, бродяжничестве, патологическом накопительстве, нежелании создавать семью, ненависти к мужчинам, зависимости от чужого мнения…

Лариса Синенко