Рожать дома и стены помогают?

«По данным масштабного исследования, которое проведено в США в 2000 году, материнская и детская смертность во время запланированных родов дома у женщин низкого акушерского риска в присутствии подготовленного персонала не превышает таковых значений при родах в родильных домах» – вот основной аргумент, который приводят сегодня сторонники домашних родов. Еще бы – передовой американский опыт показывает, что такая процедура не представляет собой опасности!

В России роды вне медицинских учреждений – пока нечастое явление: они составляют чуть более одного процента от общего числа родов в стране. Из 122 тысяч родов, зарегистрированных в Москве в течение одного года, на домашние приходится не более 1,5 тысячи, включая женщин из социально неблагополучных семей, а также рожениц, которых по тем или иным причинам просто не успели довезти до роддома. Но количество домашних родов, число центров ведения беременности, готовых наставлять мам, желающих родить в «родной и спокойной» обстановке, растет с каждым месяцем.

Только Россия – не Америка, и у нас желание родить малыша дома зачастую превращается в русскую рулетку для мамы и ребенка. Многие специалисты – педиатры и акушеры, юристы и общественные деятели – считают, что в России необходимо не поощрять практику домашних родов, а максимально ужесточить наказание для тех, кто уговаривает мам решиться на это. Почему же вроде бы успешный зарубежный опыт оказывается абсолютно не приемлемым в российской реальности?

Домашние роды 

Миф первый: домашние роды безопасны, потому что вы будете рожать под присмотром грамотного специалиста

В ряде развитых стран роды вне медицинских учреждений – довольно распространенная практика. В США и Великобритании вне роддомов происходит до 1 – 2 % родов, в Австралии – 4 %, а в Голландии – до 30 %. Однако при этом родовспоможение на дому рассматривается как составная часть государственной системы здравоохранения, а не как отдельный вид, для которого нужны особые специалисты. Роды на дому принимают сертифицированные акушерки, компетентность которых контролируют надзорные органы и профессиональные медицинские организации, акушерки проходят практику в государственных роддомах и медицинских учреждениях.

В России же участие медработников в родах вне медучреждений вообще не предусмотрено (понятно, что экстренные ситуации – исключение). И все акушеры, предлагающие услуги по домашнему родовспоможению, либо не имеют специального образования, либо сознательно нарушают закон. Кроме того, раз официальной системы родовспоможения на дому у нас нет, значит, отсутствует грамотная подготовка специалистов, принимающих роды в домашних условиях, нет соответствующих стандартов и протоколов медпомощи, алгоритма действий в случае наступления тех или иных осложнений.

В Москве существует несколько кружков ведения беременности, участницы которых отказываются от квалифицированной помощи «по идейным соображениям». Как показали проверки, основную часть медицинских работников и домашних акушерок в таких центрах составляют психологи и педагоги, духовные гуру без всякого образования, редко – акушерки, имеющие среднее медицинское или иностранный диплом. Их основные аргументы против рождения ребенка в роддоме содержат запугивающие аспекты, а об осложнениях преподаватели предпочитают молчать. Еще бы – ведь ведение родов у альтернативных акушерок стоит немалых денег.

Решать же проблемы гуру домашних родов предоставляют врачам и винят в тяжелых ситуациях родителей.

– К сожалению, врач вмешивается в процесс домашних родов, который пошел не так, чаще всего слишком поздно, – делится Михаил Падруль, главный врач медсанчасти № 9 г. Пермь. – Как раз в нашем родильном доме находится отделение детской реанимации – и потому к нам чаще всего «скорые» привозят новорожденных, чьи мамы решили следовать модной тенденции и рожать дома. Спасти удается далеко не всех из этих малышей, неграмотная акушерка не может определить, что начались сложности, сразу. Шанс спасти падает с каждой минутой, ребенка к нам привозят в тяжелейшем состоянии. Были случаи, когда домашние роды оборачивались многочисленными ушибами и переломами, удушением, которых ни один грамотный врач не допустил бы. Кстати, смерть малышей будет засчитана в роддомовскую статистику, а не в статистику смертей от домашних родов, ведь умирает ребенок на руках у врачей. И винят в этой смерти тоже их, мол, не сумели спасти…

– Мы с мужем с самого начала беременности посещали курсы подготовки к родам в центре «Колыбелька». Придя туда, рожать дома не собирались. Но ежедневно на лекциях мы видели счастливо родивших дома молодых родителей; беременных, разочарованных первыми родами в роддоме и решивших второго ребенка рожать дома. О каких-либо осложнениях, экстренных ситуациях и случаях неудачного завершения таких родов в центре не говорили ничего, – рассказывает Ольга Г. – Предлагалась однонаправленная альтернатива: «Вы можете выбирать: рожать в роддоме, желая обречь своего ребенка на лишние осложнения через стимуляцию, лекарства, и сами получите кесарево или разрезы, которых можно избежать, или рожать у нас в центре без ненужного вмешательства, и детки рождаются гениями в естественной домашней обстановке любви и заботы». А на все мои вопросы-сомнения Елена Ермакова отвечала: «Зачем думать о плохом, чего ты боишься, да и что может случиться вообще? Все у тебя отлично, так и дальше будет». Я не медик, поэтому верила в ее опыт и благополучный исход.

В течение трех суток у меня шли схватки достаточно регулярные, интенсивные, но не продуктивные, шейка матки не раскрывалась, ребенок опускался медленно. Ермаковы приезжали к нам домой ненадолго, осматривали меня, говорили, что это предвестники, а не роды и нужно ждать дальше, и все идет нормально, и так рожают почти все, и длиться такие схватки могут до месяца! У нас не возникло даже сомнения, мы же верили их большому положительному опыту принятия родов (на тот момент они приняли около 800 родов). Когда я сильно устала от недосыпа за трое суток и бесконечных схваток, они остались у нас ночевать. Елена пыталась руками помогать моей шейке раскрываться. Хочу отметить, что за все время схваток ни разу не было измерено сердцебиение ребенка! Впервые это было сделано уже в потугах.

С первой потугой лопнул пузырь, и дальше я рожала в надувном бассейне, который Ермаковы привозят с собой, в воду. Цвет околоплодных вод мы не успели заметить, но наверняка они были зелеными с меконием, потому что, когда появилась головка малыша, из его ротика и носика хлынул меконий. Было и тугое обвитие пуповиной. Ребенок родился синий, не дышащий, без единого рефлекса. Мы с мужем решили вызвать «скорую», хотя Ермаковы убеждали, что это необязательно и он раздышится.

Врач «скорой» отправил нас в роддом. Там ребенка поместили под ИВЛ и в кувез и диагностировали сильнейшую аспирационную пневмонию. Нам были поставлены страшные диагнозы: гипоксически-ишемическое поражение ЦНС (центральной нервной системы) 3-й степени, вторичная развивающаяся микроцефалия, кистозная энцефаломоляция (как следствие кровоизлияний, полученных в родах), грубая ЗПР (задержка психического развития). В 6 месяцев у ребенка началась ко всем диагнозам еще и эпилепсия. На данный момент это лежачий инвалид с тяжелой формой ДЦП, не умеющий ни передвигаться, ни сидеть, ни обслуживать себя, ни говорить. За время жизни ребенка пройдены сотни специалистов высшего класса. Сделано большое количество обследований, в результате которых, учитывая факторы родов и динамику поведения-развития ребенка, можно сделать вывод, что причина того, что он стал инвалидом детства, исключительно в неправильной технике ведения родов. При моем погранично-узком тазе нельзя было допускать патологические прелиминарные схватки в течение трех суток.

Миф второй: домашние роды – это опыт тысячелетий и сотен поколений матерей

домашние роды – это опыт тысячелетий

Большинство сторонников домашних родов настаивает на том, что роды – это естественный процесс. И ничего опасного в нем нет. Доступность акушерской помощи для большей части населения – ситуация относительно новая, вплоть до XX века большинство жительниц России рожали в лучшем случае под присмотром повивальных бабок, в худшем – просто в поле. И часто – не одного ребенка, а 10 - 12 детей.

Все это так, да не так. Сторонники естественного рождения в данном случае говорят лишь о том факте, что человечество вообще выжило. Однако забывают уточнить, какой ценой. Младенческая смертность с нынешней точки зрения была поистине чудовищной: по данным демографов начала века, до одного года в России не доживала почти треть (298 из 1000) рожденных живыми детей, причем причиной каждой пятой смерти была, как тогда выражались, врожденная слабость.

В 2010 году показатель смертности среди детей до одного года в России, по официальным данным, составил 7,5 на тысячу родившихся живыми. В 40 раз меньше, чем в начале прошлого века. Женская смертность по статистике того времени почти в полтора раза превышала мужскую – и среди причин первое место принадлежало гибели молодых здоровых женщин в родах и раннем послеродовом периоде. Причем непосредственных причин смерти было две: кровотечение и родильная горячка, или, говоря современным языком, сепсис – заражение крови. Средний возраст женской смертности того времени приводит в ужас – 25 - 35 лет.

Удачное родовспоможение в прошлом говорит только о недюжинном здоровье матери, а вовсе не о тайных знаниях и сокровенных ритуалах повивальных бабок. Сегодня подобным здоровьем, а также идеальной физической формой могут похвастать единицы будущих матерей. Большинство же имеют как скрытые, так и явные заболевания, а значит, и предрасположенность к осложнениям. Кроме того, за прошедший век изменился и тип привлекательной женщины – нынче в моде узкие бедра, также не способствующие удачному родовспоможению. Признать годной к домашним родам врачи готовы хорошо если одну из тысячи.

Еще раз вернемся к мировой практике. В ней к домашним родам допускают не всех желающих. Принять самостоятельное решение просто не ехать в роддом в Нидерландах или США нельзя – решившиеся на отказ от госпитализации женщины проходят множество медицинских тестов и осмотров, и домой отпускают лишь тех, кто отнесен к так называемой группе низкой степени акушерского риска. То есть рожать дома разрешат исключительно при максимальном медицинском подтверждении здоровья и матери, и ребенка и минимальном риске осложнений. Кстати, врачи будут определять и психологическое состояние женщины – быть самостоятельной ей разрешат в том случае, если психолог уверен, что в процессе родов она сохранит способность здраво рассуждать и не начнет паниковать. В России подобные исследования матерей не проводят – нет соответствующих специалистов, обучающих программ.

Миф третий: если что-то пойдет не так, я всегда успею обратиться за помощью

Ни один врач не может полностью исключить вероятность осложнений в родах. Поэтому в странах, где домашние роды – часть медицинской системы, предусмотрена срочная эвакуация матери и ребенка в стационар. Для этой цели специально отводятся специализированные реанимобили, находящиеся на постоянном дежурстве и способные доставить женщину в роддом в течение 10, максимум 30 минут.

Домашняя акушерка в России тоже может пообещать: «Если что-то пойдет не так, мы вызовем «скорую». Или даже: «Мы найдем «скорую», которая будет дежурить у вашего дома и в случае чего госпитализирует». Но только плохо знакомый с реальной ситуацией или недобросовестный человек станет говорить о доступности действительно быстрой профессиональной акушерской помощи в нашей стране.

Срочную доставку в стационар в случае необходимости тоже, как правило, гарантировать невозможно. В Москве этому препятствуют пробки вкупе с нежеланием большинства автомобилистов уступать дорогу «скорой», в других регионах России проблемой являются расстояния, плохое качество дорог, низкая оснащенность бригад необходимым оборудованием. Знаменитый акушер-гинеколог Мишель Оден говорит, что при любых, даже благоприятно протекающих родах хирургическая помощь должна быть в 20-минутной доступности (причем учтите, что это время на приезд машины, погрузку в нее женщины и доставку ее на стол врача). В Москве минимальная норма приезда «скорой» по вызову – 16 минут, в Санкт-Петербурге – 15 минут, в Перми – 18 минут. Но не всегда в эту норму удается уложиться. В отличие от Нидерландов, США и Канады у нас почти нет отдельных полос, предназначенных для движения машин со спецсигналами.

Дело не только в пробках. В России вопрос медицинской эвакуации кого-то куда-то вообще стоит довольно остро.

Во-первых, ни в одном городе нашей страны нет достаточного количества машин скорой медицинской помощи, которые можно поставить на дежурство рядом с домом каждой желающей самостоятельности роженицы. Тем более – «скорой» с бригадой акушеров-гинекологов, реаниматологов, неонатологов, операционной, кровью нужной группы, кувезом для новорожденного, аппаратом искусственной вентиляции легких и прочими достижениями цивилизации.
Вернемся и к правовому аспекту дежурства «скорой» под окнами будущей мамы. Еще раз – в России домашних родов официально не существует, соответственно не существует и права снимать «скорую» с обычных вызовов и ставить под окнами женщины, которой пришла в голову блажь рожать самостоятельно. Предположительно, бригада скорой акушерской помощи подключается только в случае проблем и не участвует в более ранних событиях, однако в этом случае непонятно, кто несет юридическую ответственность за травму или даже смерть ребенка – не попросившая вовремя помощи акушерка или все-таки недостаточно быстро прореагировавшая «скорая»?

Идея ехать на своей машине тоже не выход. Упирается она все в те же транспортные проблемы, кроме того, в пути оказать медицинскую помощь женщине будет уже некому.

Домашние роды 

Миф четвертый: дом – единственное место, где вы будете рожать так, как считаете нужным, без лишнего медицинского вмешательства

Еще один аргумент сторонников домашних родов – нецивилизованность российских родильных домов и врачебная агрессия. Врачей часто упрекают в необоснованном назначении лекарств, ненужном применении кесарева сечения, анестезии, стимуляции родов, поставленных без согласия матери прививках ребенку.
Странно слушать такие речи в стране, где каждого госпитализированного обязаны информировать о последствиях того или иного медицинского вмешательства и согласно обязательным протоколам лечения просят подписать соответствующие документы. Кесарево сечение в России проводят реже, чем во многих других странах, более того, в последнее время врачам нередко приходится отговаривать женщин, которые настаивают именно на таком виде родоразрешения при отсутствии медицинских показаний.

Разрешить проблему лишнего медицинского вмешательства довольно просто – достаточно заранее обговорить все аспекты будущих родов с сотрудниками роддома (или даже поменять роддом в случае, если вас не устраивает подход врача). Если вы опасаетесь своего неадекватного состояния в процессе – попросите присутствовать на родах кого-то из близких. Право отца или других родственников находиться на родах не так давно было узаконено, более того, при наличии доступных индивидуальных родовых залов эта услуга должна быть бесплатной.

Миф пятый: дома я рожу легче, ребенок будет здоровее, рядом близкие люди, и малыша у меня никто не заберет

Адепты домашних родов утверждают, что есть прямая зависимость: страх-боль-напряжение. Если женщина боится родов, врачей, она чувствует боль сильнее, от этого напрягается, зажимается и не дает своему телу расслабиться и пропустить ребенка. Дома стены помогают, женщина чувствует себя комфортнее и легче расслабляется. Можно лечь в ванну и избавиться от неприятных ощущений во время схваток, поделать упражнения.

Однако стоит заметить, что домашние стены не полностью избавляют от страха и боли.

Если вы боитесь врачей и роддома, логичнее пойти на курсы будущих матерей, где учат правильно дышать и тужиться, а также к психологу. Грамотный врач объяснит вам, что подобные домашние радости в полной мере обеспечат вам и в роддоме, благо сейчас существует множество специализированных родильных домов, действующих по инновационным программам, а также научит справляться со страхом или держать его под контролем. В современных роддомах устраивают отдельные боксы, чтобы женщина могла чувствовать себя максимально свободно.

Еще один аргумент сторонников домашних родов – возможность максимального физиологического контакта матери и ребенка. Они утверждают, что только дома вы можете не перерезать пуповину сразу, побыть вместе с ребенком, немедленно приложить его к груди. А в роддомах, мол, все не так. Но сегодняшние роддома обеспечивают максимальный контакт матери и ребенка, новорожденного сразу прикладывают к груди и по просьбе матери не перерезают пуповину.

«Дома нет чужих микробов, все-таки через палаты проходят миллионы женщин, там наверняка могут чем-нибудь заразить», – утверждают сторонники домашних родов. Дома действительно благоприятная микрофлора, в которой будет жить будущий ребенок. Инфекции, которые можно поймать в домашних условиях, уже знакомы матери, и на них выработан иммунитет – значит, иммунитет с материнским молоком к родным инфекциям получит и ребенок. А вот в роддоме шанс напороться на чужака, к которому нет иммунитета, выше.

Однако шанс, что абсолютно все знакомые микробы окажутся безопасными, ничтожно мал. Опасность получить сепсис или не обнаружить инфекцию у новорожденного дома в разы выше, чем в больнице. Даже в знаменитых своими домашними родами Нидерландах детей часто приходится госпитализировать – из-за неконтролируемого развития желтухи или пневмонии. Более того, неопытные родители могут попросту не заметить у ребенка инфекцию и запустить ее развитие (у младенцев многие болезни, в частности та же пневмония, развиваются почти мгновенно).

– Мой ребенок умер в родах, – рассказывает Таня М. – Официальная причина смерти – сепсис. Я была как слепая, проблемы начались еще во время беременности, но я слепо следовала указаниям моей акушерки Елены Е., сидела на строгой диете (чтобы легко родить, я не должна поправляться), рассорилась с врачами женской консультации, которые убеждали меня, что так нельзя, и перестала туда ходить. Анализы я не сдавала, зато посещала баню в семейном центре, к которому был приписан врач. С 31-й недели периодически начинались схватки. Елена сказала, что так матка готовится к родам, надо в это время сидеть в ванне, что я и делала. Боли были сильные, не дающие спать по ночам. Но акушерка твердила: «У тебя все будет хорошо». Девочка родилась на 37-й неделе. На следующий день пришла педиатр из семейного центра и сказала, что девочку надо срочно везти в больницу, но «скорую» вызывать нельзя, чтобы не светить центр и акушерку, то есть добираться своим ходом. В больнице велели сказать, что я рожала дома самостоятельно. Но сделать с моим малышом ничего не смогли. Причина смерти – сепсис, разрыв. Запудривание мозгов во время беременности и психологический прессинг после родов были сильнейшими, примерно год я приходила в себя прежде, чем смогла говорить с врачами. Причем они утверждают, что ребенка можно было спасти, не допустить развития сепсиса, обратись я в больницу и роди нормально.

Миф шестой: рядом будет человек, которому я доверяю и который несет ответственность только за моего малыша

Домашние родыНапомню еще раз, что юридически домашних родов в России не существует. Потому их организаторы и пропагандисты ответственности за последствия своих действий, как правило, не несут. Понятно, что в случае успешных родов молодая мама об этом не думает, а после неудачных думать уже поздно.

На случай плачевных исходов у духовных акушерок существует следующая линия защиты: если у правоохранительных органов возникают вопросы, акушерка заявляет о том, что просто помогала знакомым, оказавшимся в трудной ситуации – роды, мол, начались внезапно, рядом никого другого не оказалось. Факт наличия предварительного договора о родах дома, как и взимание платы за их организацию, отрицаются, у пострадавшей стороны мало шансов доказать виновность третьего лица в произошедшей трагедии.

Разбирательства с полицией, неизбежные в случае, если имеет место смерть ребенка, выпадают на долю переживших трагедию родителей. Мама, которая выбирает родоразрешение дома без участия профессиональных медработников, кроме своей жизни ставит под угрозу жизнь будущего ребенка. Фактически младенца лишают права на оказание профессиональной помощи, что является нарушением Уголовного кодекса Российской Федерации и грозит тюремным заключением.

Имена многих духовных акушерок и профессионалов домашнего родовспоможения, чьи действия повлекли за собой травмы или смерть детей, известны. Однако многие из них продолжают свою деятельность. Например, на счету «профессиональной акушерки» из Санкт-Петербурга Елены Ермаковой из Центра родительской культуры «Колыбелька», осужденной по 235-й статье УК РФ («незаконное занятие частной медицинской деятельностью, повлекшее по неосторожности смерть человека») шестеро погибших новорожденных и двое, получивших тяжелые травмы. В июне 2010 года Ермакова получила отсрочку наказания и создала семейный клуб «На Российском», а также работала в центре «Лучезария».

{xtypo_rounded_right3}В самой идее российских домашних родов пугает даже не то, что существуют особые люди, которым непременно нужно родить ребенка в теплом семейном кругу и «в Свете и понимании». И не то, что кто-то всерьез считает, что ошибка неграмотной повитухи равнозначна осознанному решению нерожденного ребенка умереть. Как выражаются сейчас многие, «естественным родам – естественный отбор». Пугает то, что домашние роды все больше становятся своеобразной модной тенденцией, в интернете активно создаются форумы и сообщества почитательниц домашних родов, избранных и особенных, активно завлекающих в свои ряды новых членов.{/xtypo_rounded_right3}

Ермакова – редкое исключение из правил. Специалисты единодушны: юридически привлечь сотрудников медицинских консультаций за сокрытие информации почти невозможно. За все отвечает будущая мать, которая сделала свой выбор. Американская акушерка Молли Калигер, Светлана Акимова из «Пангеи» на своих консультационных сайтах стирают жалобы от мам, которым они не помогли в трудной ситуации и чьи дети родились инвалидами или погибли, и заявляют, что никогда не были знакомы с этими женщинами. В свое время общественность потрясла история Анны Ронжиной, чей сын в результате домашних родов стал инвалидом. Анна покончила с собой, а Дарья Стрельцова, ее акушерка из центра «Жемчужина», утверждала, что не имеет никакого отношения к ситуации Анны и обвиняла врачей больницы, куда доставили женщину. Стрельцовой предъявили обвинения, однако Дарья продолжает консультировать молодых мам, в том числе в ЖЖ-сообществе «Роди дома». Не так давно выяснилось, что в числе тех, кому «помогла» Дарья – еще несколько женщин, чьи малыши погибли при домашних родах. А вот такие советы Дарья дает тем мамам, чьи дети умерли под ее чутким руководством: «Это не плата за свободу, это и есть свобода: свобода выбора для ребенка – жить или умереть и как умереть. Свобода нашего принятия его выбора. Если мы уважаем его, мы даем ему эту возможность в наших родах: уйти из наших рук в любящие руки Отца, без посредников. Возможно, сейчас это звучит цинично или кощунственно, потому что мы утратили как культуру рождения, так и культуру смерти. Мы видим в ней лишь горе и страх наказания во всех смыслах, вместо нового Рождения Души в Тот Свет».

Квалифицированная помощь домашних акушерок чаще всего сводится к молитвам и общим советам, собственному опыту и знаниям ушедших поколений. При этом истории удачных родов множат и дублируют, а неудачные примеры стирают либо прячут «под замок». Однако о том, насколько опасны домашние роды, говорят все чаще. И просят будущих мам хорошенько подумать: вы готовы ради модной тенденции и домашних стен жертвовать жизнью и здоровьем своего ребенка?

Анастасия Петрова