Старость – санитар леса

Боремся со старостью с помощью современной науки

Вторая половина ХХ века ознаменовалась резким увеличением средней естественной продолжительности жизни, которая в целом по миру возросла на 20 лет – с 46 в 1950 году до 68 в последние годы. При этом в более-менее развитых странах разница показателей существенно сократилась по сравнению с предыдущими периодами и составила в среднем 6 - 8 лет.

По уровню продолжительности жизни, Россия входит в категорию слабо развитых стран. Мы находимся среди стран типа Папуа-Новая Гвинея.

Это означает, что человечество приблизилось к максимальной продолжительности жизни в рамках своей биологической программы, и все надежды на ее дальнейшее увеличение зависят от развития научной геронтологии и клинической гериатрии.

Естественный отбор

Среди многочисленных научных теорий старения доминирующее место занимает определение его как естественного процесса программируемого самоубийства организма.
Такое представление появилось при разработке основных положений эволюционного учения и принадлежало Альфреду Расселу Уоллесу, который одновременно с Чарльзом Робертом Дарвином сформулировал гипотезу естественного отбора. Обсуждая причины старения и смерти организмов, Уоллес отмечал: «Родители, произведя достаточное потомство, становятся помехой для этого потомства, конкурируя с ним за пищу. Естественный отбор выбраковывает родителей и во многих случаях дает преимущество тем расам, представители которых умирают почти сразу же после того, как произвели потомство».

Позже эта гипотеза получила поддержку в работах классика научной генетики Августа Вейсмана, который подчеркнул: «Отработанные индивиды не только бесполезны, но даже и вредны, занимая место тех, кто дееспособен… Я рассматриваю смерть не как первичную необходимость, но как нечто, приобретенное вторично в качестве адаптации». В настоящее время эта теория получила дополнительные экспериментальные подтверждения после открытия явления программируемой клеточной смерти – апоптоза – и организма в целом, процесс, который известный российский биогеронтолог, академик В.П. Скулачев определил как феноптоз.

Однако эволюционные взаимодействия различных видов достаточно сложны и развиваются в диалектическом взаимодействии генетических и средовых факторов, регулирующих скорость старения и воспроизводство видов.

В развитом человеческом обществе эволюционные механизмы отбора существенно нивелируются. При этом доминирующей тенденцией демографического развития такого общества становится, с одной стороны, естественное снижение воспроизводства населения из-за падения рождаемости и, с другой стороны, увеличения продолжительности трудоспособной жизни. При этом очевидно, что старение населения в развитом постиндустриальном обществе – процесс естественный и закономерный. Поэтому для своего выживания общество с высоким социально-экономическим и интеллектуальным уровнем должно прилагать максимальные усилия для продления срока творчески активной трудоспособной деятельности. Эта проблема сейчас наиболее насущна, как и преодоление неравномерности социального и культурного развития различных стран.

Поэтому особый интерес и повышенное внимание привлекают достижения не только в области фундаментальных исследований в геронтологии, но и, что более важно, в практической медицинской дисциплине – гериатрии, которая занимается в том числе замедлением и даже обращением процесса старения.

Достаточно обоснованный оптимизм внушает быстро развивающийся широкомасштабный международный проект SENS (Strategies for Engineered Negligible Senescence): стратегия разработки технологий для минимизации биологического старения. Цель программы состоит в том, чтобы перекинуть мост между биогеронтологией и клинической гериатрией, чтобы уже сейчас, а не в отдаленном будущем перейти к практическим шагам в комплексной борьбе со старением человеческого организма. Автор и руководитель проекта – Обри де Грей (Aubrey de Grey) – британский биогеронтолог, работающий в Кембридже, главный редактор «Rejuvenation Research», единственного рецензируемого академического журнала, посвященного воздействию на процесс старения.

По мнению де Грея: «Многие, размышляя на тему продления жизни, совершают «ошибку с Тифоном 2», полагая, что под борьбой со старением подразумевается лишь увеличение продолжительности последнего периода жизни – унылых лет немощи и болезней, завершающих жизнь большинства людей. На самом деле совсем наоборот – победа над старением должна исключить этот период, отдалив его в неопределенно более пожилой возраст, ныне на практике недостижимый. Просто не будет людей дряхлых и болезненных из-за своего возраста… И есть – пусть не столь важный, но все же существенный – финансовый аспект проблемы: исчезновение старения сэкономит обществу немало средств. Ведь в промышленно развитых странах «средний житель» тратит большую часть отпускаемых на него ресурсов социальной защиты как раз в последний период жизни, вне зависимости от возраста на момент смерти; тут можно говорить о триллионах долларов в год».

«Прежде всего, – продолжает де Грей, – я хочу подчеркнуть, что мне ясно, что есть глубокая разница между отношением людей к умеренной задержке старения и к полной ликвидации старения как причины немощи и смерти. Существует целая индустрия средств против старения (которые, заметим в скобках, весьма различны по своей эффективности, порой сильно отличающейся от заявленной), потому что никому не нравится дряхлеть, да еще знать, что другие это замечают. Однако большинству кажется ужасной перспектива, в конце концов, победить старение, как удалось победить многие инфекционные заболевания, другими словами, исключить старение из причин смерти».

Цель программы SENS – создание доступной для каждого человека индивидуальной комплексной терапевтической технологии, при помощи которой можно восстанавливать организм до любой степени омоложения и поддерживать его в таком состоянии в течение любого времени. Обри де Грей разбил процесс старения на семь основных классов повреждений организма и определил, как воздействовать на каждый из них.

Свою концепцию, основанную на том, что научные и медицинские разработки совершенствуются быстрее, чем накапливаются повреждения в организме, Обри де Грей назвал «второй космической скоростью». Как только станет доступно первое поколение терапии, люди получат еще 20 - 30 дополнительных лет здоровой жизни. А за это время, выигранное с помощью «второй космической скорости», появится новое поколение еще более совершенных методов и так далее. Так, постепенно отвоевывая годы у смерти, новые поколения людей будут жить дольше и дольше.

Иными словами, фонд SENS финансирует и осуществляет инновационные исследования для развития, продвижения и обеспечения общедоступности направления медицины будущего: науку для решения ключевых задач в развитии всеобъемлющего комплекса технологий омоложения. Понятно, что речь идет о развивающемся творческом процессе создания комплексных индивидуальных терапевтических программ, разумеется, основанных на жестких принципах доказательной и этической медицины. Очень важной особенностью стратегии SENS является то, что она дает широкие возможности творческого индивидуального подхода к назначению терапии, то есть реализации диалектического единства медицины как науки и искусства, которое отражено в старом правиле отечественной медицины, сформулированном М.Я. Мудровым: «Необходимо лечить не болезнь, а больного».

Первые шаги к мечте

Боремся со старостью с помощью современной наукиВ одном из программных заявлений фонда SENS сказано: «Современная медицина борется одновременно героически и трагически с финальными проявлениями процессов старения. Когда груз клеточных и молекулярных повреждений накапливается до уровня, когда человек начинает полностью страдать от тяжелых заболеваний, связанных со старением, медицина пытается облегчить эти страдания путем применения интенсивной терапии и реанимации или путем обеспечения надлежащего ухода, поддерживая по возможности его жизнь в домах престарелых. В настоящее время клинические подходы в гериатрии кардинально изменяются».

По мнению де Грея, развитие науки последних десятилетий привело к созданию нового уровня развития медицины, а именно биотехнологий омоложения, направленных на разработку терапевтических методов, в основе которых лежит приложение принципов регенеративной медицины во всей сфере возрастных изменений организма. Другими словами, вместо того, чтобы просто замедлять накопление тканевых повреждений, технология омоложения будет тормозить саму программу старения и при этом удалять, восстанавливать или заменять поврежденные клеточные и молекулярные системы. Это означает, что с каждым курсом терапии кожа, глаза, сердце, артерии и опорно-двигательный аппарат не будут страдать и в меньшей степени подвергаться постоянной структурной деградации, но станут на деле более молодыми и здоровыми в своей структуре и функции, причем и тонкая клеточная, и молекулярная организации этих и других тканей возвратятся к своему неповрежденному молодому состоянию.

При современной реализации этой стратегии, особенно в ее ключевом направлении – замедлении эволюционного механизма постепенного самоубийства организма, современная геронтология и клиническая гериатрия могут констатировать довольно серьезный прогресс.

Дело в том, что десять лет назад группа исследователей (вначале в Массачусетском, а затем в Гарвардском университетах) во главе с профессором Дэвидом Синклером выявила серию молекулярных превращений, которые приводят к старению организма. Речь идет о тонких механизмах регулирования активации до того неактивных генетических механизмов, запускающих процесс постепенного самоуничтожения организма. Ключевую роль в регуляции процесса играют гены и синтезируемые ими ферменты под названием сиртуины.

Группа Синклера экспериментально доказала, что перепроизводство сиртуина, который кодируется геном Sir2, замедляет старение дрожжевых клеток. Точнее, они обнаружили, что его избыток увеличивает число делений, которые клетки могут претерпевать в течение своей жизни. Дальнейшие исследования показали, что этот фермент не только регулирует активность генов, определяющих основные механизмы старения, но и участвует в ремонте повреждений ДНК. Позже были выявлены сиртуины, названные Sir1, играющие аналогичную роль у млекопитающих и человека, а также несколько типов митохондриальных сиртуинов. Одновременно был найден и ряд биологически активных веществ, активирующих действие сиртуинов.

Это в первую очередь группа природных полифенолов, первоначально выделенная из экстракта красного вина и получившая название ресвератрол. Из четырех тысяч синтетических активаторов гена Sir1, которые действовали в 100 раз сильнее, чем ресвератрол, содержащийся в одном стакане красного вина, отобрали 117 экспериментальных препаратов, что говорит об открытии целого класса антивозрастных лекарственных средств, которые при этом могут предупреждать развитие различных заболеваний, ассоциированных со старением, а именно: онкологических, сердечно-сосудистых, диабета 2 типа, болезней Паркинсона и Альцгеймера.

Поскольку безопасность этих препаратов оказалась чрезвычайно высокой, развернулись масштабные клинические испытания различных производных ресвератрола при многих видах патологических состояний, а также у здоровых добровольцев. Результаты испытаний показали высокую клиническую эффективность препаратов ресвератрола не только в очевидном замедлении процессов старения, но и для лечения и профилактики перечисленных возрастных заболеваний.
«В конечном счете, эти препараты будут лечить одно заболевание, но, в отличие от современных лекарств, они смогут предотвращать еще двадцать недугов. По сути, они замедлят процесс старения. В истории фармацевтики никогда еще не было препарата, который бы так ускорял работу сиртуиновой системы и, следовательно, не замедлял в столь существенной степени, процесс старения», – так резюмировал результаты клинических исследований синтетических ресвератролов Дэвид Синклер.
Кроме этого весьма обнадеживающего направления в настоящее время идут активные исследования для поиска иных эффективных антивозрастных средств. Ряд препаратов на основе коэнзимов дыхательного каскада митохондрий также оказывает достаточно отчетливое действие на замедление процессов старения. Интересно отметить, что некоторые из них существенно усиливают эффект ресвератрола на активацию сиртуиновой системы.
{xtypo_sticky} Обнадеживающие результаты по клиническим исследованиям ресвератролов совсем не свидетельствуют о том, что найден эликсир бессмертия. Только суммарный клинический эффект комплексного и индивидуального подхода к каждому пациенту в рамках биотехнологии омоложения позволит уже сегодня добиться эффективного замедления процесса старения. При этом очень важно, что речь идет не только о создании инновационных технологий, но и о комплексном применении современных средств, давно освоенных практической медициной. Это препараты провитаминного действия, некоторые противодиабетические средства, а также лекарства, снижающие уровень холестерина. {/xtypo_sticky}
Еще одно перспективное направление, уже реализованное на практике, – применение культур собственных клеток, например фибробластов. Технология культивирования этих клеток и введения их в кожу широко применяется в эстетической медицине в Европе, США и России, где успешно пролечились десятки тысяч пациентов.

В декабре 2009 года в Нью-Йорке состоялся семинар, посвященный самым многообещающим технологиям в пластической хирургии. Особый интерес вызвал доклад доктора Питера Рубина из Питтсбурга «Будущее стволовых клеток в эстетической и восстановительной хирургии», где он подробно описал принципы клеточной терапии с использованием культур собственных фибробластов. Суть технологии заключается в том, что у пациента из заушной области (наименее подверженной воздействию ультрафиолетовых лучей) берут биоптат кожи диаметром 3 - 5 мм, из которого впоследствии получают необходимое количество дермальных фибробластов для культивирования. В косметологической клинике полученные фибробласты вводят пациенту внутрикожно в области лица и тела, требующие коррекции.

Анализ клинических данных, полученных через 1, 3 и 6 месяцев после процедуры, показал, что у всех пациентов отмечалось прогрессирующее увеличение эластичности кожи лица (в частности, в параорбитальной области достигающее 25 % по сравнению с исходным уровнем), улучшение текстуры (через 6 месяцев – на 27 % по сравнению с исходным уровнем), включая прогрессирующее снижение выраженности пигментных пятен, уменьшение глубины морщин (в параорбитальной области достигающее 92 %), усиление активности тканевого кровотока и гемодинамических механизмов его регуляции.
При этом показано, что собственные дермальные фибробласты, полученные даже от пациентов 60-летнего возраста, не теряют своей способности делиться и продуцировать коллаген. Более того, немецкие ученые обнаружили, что пролиферативный потенциал дермальных фибробластов взрослого человека в течение всей его жизни остается на довольно высоком уровне – первичные культуры, полученные даже от очень пожилых людей (95 лет), содержат до 14 % митотически активных фибробластов.

В ходе многочисленных доклинических исследований было показано отсутствие у культивированных дермальных фибробластов человека онкогенных свойств. Эти данные позволяют говорить о разработке уникальной медико-биологической методики в общей клеточной технологии омоложения. Интересным фактом является то, что параллельное применение у этих пациентов комплексных терапевтических антивозрастных лечебных мероприятий в 3 - 4 раза удлиняет жизнь молодых фибробластов.

Оптимистический прогноз

Боремся со старостью с помощью современной наукиТаким образом уже сегодня существуют быстро развивающиеся возможности конкретного терапевтического воздействия на различные механизмы реализации программы старения каждого человеческого организма. Принципиально новым прикладным подходом, опирающимся на современные научные достижения, в первую очередь стратегию SENS, является применение комплексных индивидуальных терапевтических методов на основе современных технологий с доказанным фармакологическим эффектом. При этом, несмотря на то, что все лечебные методы имеют строгую доказательную базу по эффективности и безопасности, в том числе в плане их сочетанного применения, такой подход уникален в связи с разработкой индивидуальных комбинированных схем геропротекции (совокупности факторов, замедляющих процесс старения. – Ред.).

Имеющиеся на доклиническом и клиническом уровне доказательные данные о синергизме (взаимном усилении эффекта. – Ред.) лекарственных средств и их комплексном воздействии на различные звенья онтогенетической программы старения, а также патогенеза заболеваний, ассоциированных с возрастом, позволяют прогнозировать высокий клинический эффект в каждом отдельном случае.

Галина Сукоян, д.м.н.,
профессор Всероссийского научного центра молекулярной диагностики и лечения МЗ РФ

Борис Круглый, к.м.н.,
Научно-исследовательский институт обшей патологии и патофизиологии РАМН, врач общей практики

Другие статьи на эту тему:

Молодильные яблочки: старость можно отложить

А ещё вы можете почитать статьи в рубрике:

После 50